Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Еще игра

(no subject)

Была у нас в школе преподавательница истории по имени Любовь Андреевна, которая отличалась замечательной особенностью ведения уроков: говорила она, как хорошо подготовленный к экзамену пулемет – конечно, если сделать фантастическое допущение, что пулеметы сдают экзамены. Речи Любови Андреевны обладали невероятной по своей глубине информативностью – если вслушаться. Я вслушивался.
Однажды, подводя логическую черту под очередной лекцией, Любовь Андреевна резюмировала, что «к девятнадцатому веку Персидская Империя стала хиреть-хиреть, а потом и вовсе охирела». От такой заявки «охирели» мы с будущим капитаном одноименной команды по «Что? Где? Когда?» Зауром Алиевым и что называется скисли от смеха. Правда, по прошествии десяти лет выяснилось, что Любовь Андреевна провидчески точно, и что самое главное, весьма метко охарактеризовала будущее предосудительное поведение нашего южного соседа, но тогда, ясное дело, мы этого не знали. Тогда мы смеялись.
Надо сказать, что историей как предметом обучения круг знаний Любови Андреевны не ограничивался. Она с не меньшим успехом вела нашему (и многим другим) классу основы экономики, причем делала это все с той же уверенностью квалифицированного пулемета. Как-то раз она объясняла нам преимущества рыночной экономики на общедоступном примере двух уличных продавцов (для пущей ясности назовем их А-Мамедом и У-Мамедом). Оба этих мелких предпринимателя торговали картошкой (sic!) по одинаковой цене, но вследствие каких-то умозрительных причин их гипотетический бизнес претерпевал гипотетический упадок. И вот один из упомянутых продавцов – предположим, А-Мамед – сделал иезуитский ход, снизив цену на плохо реализуемый продукт. И тут же по мановению учительской волшебной палочки оголодавший гипотетический же покупатель ринулся сметать клубневые с кустарного прилавка А-Мамеда, притом низко кланяясь благодетелю. У-Мамед с нескрываемым неодобрением глядел на эволюции своего коллеги, но работать с меньшей гипотетической гипотетической прибылью ему не позволяли классовые взгляды на устройство мира. «Вот и будет он стоять на холоде, – комментировала рыночную отсталость У-Мамеда Любовь Андреевна, – пока у него все яйца не посинеют»...
Продолжение следует.