Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Facepalm

ИНОПЛАНЕТЯНИН ФРЭНК

Наутро все обновилось, как будто кто-то огромный устлал землю белым ковром в предвкушении предстоящего пикника на обочине мира. Высокие кипарисы, еще вчера устремленные в серое небо в своей стройной горделивости, пригнулись в низком поклоне, признавая свое ничтожество перед могуществом того, Огромного. И Огромный будто бы принял и оценил их покорность, время от времени похлопывая по плечу то одного, то другого вечнозеленого красавца, отчего они пригибались совсем уж к земле, кряхтя и постанывая, но в то же время стараясь не утратить своей давешней осанки. Начинался новый и возможно последний год для третьей планеты Солнечной системы, и начинался не так чтобы здорово.

— Я не пил аж с прошлого года! — в напряженную тишину кабака, словно рыбацкий нож в тушу тюленя, вонзился скрипучий голос Фрэнка. 

Collapse )


Facepalm

Крабы

Тот, кто решил вымостить площадь перед моим домом мрамором, явно ничего не слышал о снеге. Не учел он и того, что даже в самое жуткое ненастье кто-то может захотеть крабового салата.

Мрамор оледенел, превратился в превосходный каток, и я передвигался мелкими, приставными шагами, поскальзываясь, хватаясь за фонари и стараясь не растянуться на земле. На огромной городской площади, освещенной бледно-голубым светом рекламного монитора, я исполнял странный снежный балет.

Судорожно уцепившись за очередной столб, огляделся. Вокруг не было ни души. Тем лучше — не будет свидетелей моего возможного позора.

Collapse )
Facepalm

Мертвец идет

Ольга скончалась в восемь часов четыpнадцать минут.
А на земле как будто ничего и не случилось.
Анатолий Мариенгоф

Нашивки Армии Очищения блестели в лучах восходящего солнца. Солдаты маршировали по пустой улице и пели о яснооких девах и славных победах.

Мужчина стоял у окна и смотрел на светло-серую реку, текущую по асфальтовому руслу проспекта Свободы, самой широкой транспортной артерии города. Он застал разные периоды жизни своей страны, и всякий раз это название символизировало свободу от чего-то другого, еще более ужасного, чем прежде. Мужчина думал, что всегда было так. Самые мерзкие явления получали самые громкие имена: «миротворческая операция», «борцы за свободу» и вот теперь «Армия Очищения».

Мужчина прогуливался вдоль стола с метрономами. Бившие не в унисон, они казались одной большой компанией малознакомых людей, наперебой рассказывающих друг другу неинтересные истории. Он остановился рядом с одним из них и придержал пальцем маятник. Дождавшись момента, он отпустил его, и теперь два метронома били в едином ритме. Мужчина отошел от стола и стал разглядывать громадную картину, висевшую на стене. Чтобы увидеть ее целиком, ему пришлось бы встать в другом конце комнаты и дальше, если бы это было возможно; тем не менее, даже крошечная ее часть впечатляла. Ему казалось, что лампочка, нарисованная на картине, скупо освещает комнату. Он слышал истошный крик, вырывающийся из открытого рта. И будто бы это был его рот.
Collapse )

 
Facepalm

Орфей

Десять этажей вниз и столько же вверх. Отсюда, с умопомрачительной для акрофоба со стажем высоты, все выглядело по-другому. Одинокая самодельная скамейка, пустующая посреди дворового ничего, была присыпана палой листвой. Куда-то вниз вела узкая дорожка, хитро петляя вокруг деревьев, будто бы пытаясь убежать прочь, запутав саму себя. Ее неровная поверхность, небрежно залатанная там и сям скупо отрезанными от городского бюджета темными кусками асфальта, сегодня напоминала Зауру осеннюю речку, провинциальную, и оттого обладающую спокойным деревенским характером.

Collapse )
Facepalm

День шестой

Рахман не ожидал от встречи ничего хорошего. Внутренний голос настойчиво шептал, что новый клиент ни о чем, только, как говорится, глазу маета.

Хоть он и знал город очень хорошо, но этот офис нашел далеко не сразу. В такой глуши снять помещение могли предприниматели без особенного капитала или готовящиеся срочным образом обанкротить свой бизнес и нырнуть с головой в никуда, чтобы вынырнуть где-нибудь поближе к солнцу и офшорным денежкам. Обе эти перспективы Рахмана одинаково не радовали.

После долгих мытарств по колдобинам одного из дальних проспектов, щедро утыканного автомобильными салонами и домами торжеств, после четырех звонков с уточнением места, после консультации с таксистом, который, поняв, что его непосредственными услугами пользоваться не собираются, не соизволил даже повернуть голову, а только лениво поднял левую руку и ткнул немытым пальцем в нужном направлении, Рахман наконец нашел искомый адрес.

Collapse )

скетч

Пробокс

Многие из вас наверняка помнят историю противостояния Макса Шмелинга и Джо Луиса, сильнейших боксеров своего времени. В 1936 году Макс Шмелинг, прозванный на родине "Зигфридом", заявил, что нашел брешь в защите, казалось бы, неуязвимого афроамериканца. На удивление специалистов того времени, "Зигфрид" нанес поражение непобедимому до той поры американскому боксеру Джо Луису. Знакомые хотя бы по фильмам Тарантино с принципами работы Геббельсовской агитационной машины совершенно не удивятся, что в Германии этот бой преподносился как несокрушимое доказательство превосходства арийской расы. Впрочем, спустя два года, афроамериканец взял более чем убедительный реванш, отправив в нокаут немца за 124 секунды. Теперь настала очередь агтипропа будущих союзников во Второй Мировой. Этот поединок был почти эпохальным и точно - символичным: до начала Второй Мировой оставалось около года. Добро с кулаками победило зло, фашизм был повержен, и эту нехитрую мораль очень легко рассказывать, доверительно глядя с голубого экрана.
Но жизнь гораздо сложнее и интереснее.
У истинного арийца, олицетворения всего самого лучшего в фашисткой идеологии, Макса Шмелинга был менеджер-еврей. Во время погромов боксер с риском для жизни прятал двоих детей своего менеджера, а потом помог им покинуть Германию.
Позже Макс Шмелинг (как, кстати, и Джо Луис) добровольцем пошел в десантные войска; и соперники остались по разные стороны баррикад и в этой "заварушке".
А после окончания войны "Зигфрид" и "Коричневый бомбардировщик" стали лучшими друзьями.



Немец даже оплатил похороны двадцатишестикратного (этот рекорд не побит до сих пор!) чемпиона мира, когда самое демократичное правительство мира оставило без гроша свою бывшую икону из-за неулаженных вопросов по налогам.
12 апреля 1981 года 76-летний Макс Шмелинг нес гроб Джо Луиса, своего заклятого врага и лучшего друга.
брейн-ринг

Вопрос проперсонажи

В романе Сергея Витицкого "Бессильные мира сего" персонажами являются люди со сверхспособностями.
Блиц.

1) Какое прозвище, совпадающее с именем персонажа советского романа, друзья дали Юрию, обладающему талантом безошибочно распознавать ложь.
2) Константину, который мог управлять животными и работал в службе по уничтожению насекомых, друзья дали прозвище Сатана. Какое слово было заменено на "Сатана"?
3) Каким титулом друзья называли Роберта, обладающего исключительной памятью?

Collapse )
брейн-ринг

(no subject)

Атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Фрэнсис Бэкон, XVII век.

Религия - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Заур Агаев и Роман Оркодашвили, XXI век.
брейн-ринг

Gop da olsa è ben trovato

В мусульманской традиции принято, что на поминках молла рассказывает скорбящим какие-то поучительные истории, обычно апокрифы из жизни обитателей исламского пантеона.
Вот такое поведали. На одних поминках молла отжег:
- Однажды имам Али (да святится его имя) участвовал в страшном сражении. Он отрубил головы восьмидесяти врагам. Тогда против него вышел вражеский богатырь, огромный и непобедимый. Тогда имам Али вытащил свой меч Зульфикар и Collapse )