Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

брейн-ринг

Вопрос прослезы

Так как вследствие непредвиденного глюка куда-то исчезли последние записи, повторяю вопрос в ноосферу.

Рассказывая об ИКСЕ-ТАУ, сайт http://ukraine2012.gov.ua упоминает слезы француза Мишеля Идальго. Обсуждая с друзьями ИКС "ТАУ", автор вопроса тоже вспомнил две слезы. Что я заменил на ИКС и ТАУ?
Collapse )

скетч

Пробокс

Многие из вас наверняка помнят историю противостояния Макса Шмелинга и Джо Луиса, сильнейших боксеров своего времени. В 1936 году Макс Шмелинг, прозванный на родине "Зигфридом", заявил, что нашел брешь в защите, казалось бы, неуязвимого афроамериканца. На удивление специалистов того времени, "Зигфрид" нанес поражение непобедимому до той поры американскому боксеру Джо Луису. Знакомые хотя бы по фильмам Тарантино с принципами работы Геббельсовской агитационной машины совершенно не удивятся, что в Германии этот бой преподносился как несокрушимое доказательство превосходства арийской расы. Впрочем, спустя два года, афроамериканец взял более чем убедительный реванш, отправив в нокаут немца за 124 секунды. Теперь настала очередь агтипропа будущих союзников во Второй Мировой. Этот поединок был почти эпохальным и точно - символичным: до начала Второй Мировой оставалось около года. Добро с кулаками победило зло, фашизм был повержен, и эту нехитрую мораль очень легко рассказывать, доверительно глядя с голубого экрана.
Но жизнь гораздо сложнее и интереснее.
У истинного арийца, олицетворения всего самого лучшего в фашисткой идеологии, Макса Шмелинга был менеджер-еврей. Во время погромов боксер с риском для жизни прятал двоих детей своего менеджера, а потом помог им покинуть Германию.
Позже Макс Шмелинг (как, кстати, и Джо Луис) добровольцем пошел в десантные войска; и соперники остались по разные стороны баррикад и в этой "заварушке".
А после окончания войны "Зигфрид" и "Коричневый бомбардировщик" стали лучшими друзьями.



Немец даже оплатил похороны двадцатишестикратного (этот рекорд не побит до сих пор!) чемпиона мира, когда самое демократичное правительство мира оставило без гроша свою бывшую икону из-за неулаженных вопросов по налогам.
12 апреля 1981 года 76-летний Макс Шмелинг нес гроб Джо Луиса, своего заклятого врага и лучшего друга.
брейн-ринг

Сумма интеллектов

Хоть моя френд-лента и представляет собой море интеллекта, на этот вопрос так и не получено правильного ответа. Повторяю его, уже с подсказкой.

В 1877 году Тхуптэн Гьяцо с точностью до перевода стал тем, кем, по сути, является заглавный персонаж романа XX века. Назовите автора этого романа.


UPD. Итак, после всех подсказок моей логикой смогли проникнуться speshkov и jami1. Collapse )
скетч

Вопрос проt

Очередной вопрос из "в ноосферу". Персонаж романа Виктора Пелевина "Т" - молодой аристократ-упрощенец, который живет в глухой провинции. По сюжету романа граф Т. скрывается от различных сил - от вооруженного до зубов духовенства до жандармерии - которые по разным причинам стремятся лишить его жизни. Одна из глав романа завершается размышлениями графа, в которых он строит дальнейшие планы на жизнь. Напишите три слова, которыми заканчиваются монолог героя и, соответственно, эта глава произведения.
Ответы скринятся.
Collapse )
Глазы

==

Мой звездный час почти наступил жарким июльским днем 2002-го года. Именно тогда знаменитый кулинар, а в первую очередь знаток, обладатель Хрустальных сов Борис Бурда спросил у меня голосом, который не сулил ничего разумного, доброго, вечного:
Collapse )
Facepalm

Лондон - столица Рима

Вот какая дискуссия выдалась у меня с одним яростным ярким представителем нашей оппозиции. До сего дня я был куда более высокого мнения о его умственных способностях. Впрочем, возможно, у человека что-то случилось, что ему так ментально поплохело неожиданно.

Все началось с того, что один ЖЖ-юзер извлек из пыльных архивов невозможный баян про то, как одна ловкая армянка, играя на гипертрофированном патриотизме своих сограждан, пыталась зашибить несколько легких драм. Кому интересно, источник тут.

rork: Этим, с позволения сказать, нигерийским письмом "Армине" радовала все думающее и радеющее армянство - таким образом она собирала деньги на дальнейшие исследования. Не знаю, собрала или нет.
На дурака не нужен нож.

На эту безобидную в целом констатацию последовал неожиданный комментарий:

Collapse )
georgia

Листая "Баку и окрестности"

Посылаю лучи кровавава геморроя разработчикам MS Word. Отсутствие корректора сказалось на книжке в виде опечаток, но некоторые меня вгоняют в ступор. Ладно, я слепой, но куда смотрела компьютерная программа?!

Collapse )

И чтобы два раза не вставать. Идут отзывы об альмаНАХе. Выскажусь и я. А лучше - составлю топ-3 сборника. Не беру в расчет очень приятные "семечки" frumichУзуна и e_smirnovСмирнова (хотя в основном хвалят гагаузского сказочника и автора Прохор Никитича, гыгы). На мой взгляд, лучшие вещи:

"Похороны", автор Исмаил Сафаралиев.

...И тут я понял, почему люди не расходятся, почему я до сих пор стою здесь. Потерявший большую часть своей семьи человек просто хотел остаться наедине со своим горем, хотел сказать лежащим перед ним сыновьям то, что никогда не говорил и никогда уже не скажет. Рассчитывал, что люди поймут его, дадут минуту-другую побыть самим собой, не мужчиной, суровым и бородатым, в черной рубашке, а духом, только что лишившимся самого дорогого, самого святого, что у него было. Боль потери и ненависть к бесчувственности собравшихся, очевидно, в едином порыве вырвались у постаревшего за минуты мужчины, он не смог, да и не стал себя больше сдерживать. Он кричал и ненавидел всех нас за то, что мы живы, за то, что мы это видим. Ему не дадут его заслуженной минуты. Приглашенные на эту драму зрители, жующие и не выключающие мобильные телефоны, жаждут досмотреть все представление до конца, с криком, плачем, рыданием и всхлипыванием на коленях...

"Семь шагов в направлении заката", автор Самит Алиев.

...и как пришел Топор в лес темный, в лес кудрявый, началось среди деревьев великое смятение… одни, ветки подняв, к Богу взывали, другие от корней своих бегством отказаться готовы были, третьи шелестели испуганно: «желез-з-зо, ж-желез-зо», только один старый вяз, на суматоху взирая, листьями прошуршал: «Лезвие у него железное, да топорище из наших… а потому бойтесь его больше пожара летнего, опасайтесь пуще оползня весеннего… повадки наши наизусть зная, всех сдаст и порубит, когда время придет, когда срокá выйдут, да когда надо будет»...

"Затворники не прячут фотографий", автор Исмаил Иманов.

...А это лето 1986 года. Я вычисляю дату сразу, потому что на фотографии я и двоюродный брат Полад – мы играем в футбол. Я изображаю мексиканца Негрете, а точнее – его прыжок и удар ножницами с чемпионата мира в Мексике. Фотография получилась на удивление удачной – я застыл в воздухе, мяч смазанным пятном чуть дальше, а в воротах замер Полад. Он почему-то копирует голкипера сборной СССР Рината Дасаева, его манеру стоять с раскрытыми ладонями и растопыренными пальцами. Тот гол Негрете забил болгарам, а с СССР Мексика вовсе не играла на том турнире. Но в футбольном детстве все возможно...
Facepalm

Два прихлопа, три оффтопа

Оффтоп. Вчера пересмотрел фильм "Хакеры" (1995 г., Йен Софтли). Молодая Джоли, некогда актуальные The Prodigy и море, море наива. Но тогда нравилось. Да и сейчас, чего греха таить. Особенно молодая Джоли.

Оффтоп. Я вот что подумал. Какое произведение отечественной (читай "российской" - из нашего, местного разве что неизданный гомоэротический, пожалуй) литературы можно было бы экранизировать?
Сильно за фантастику. My favorite - "Спектр" Лукьяненко. Думаю, если хорошо подойти к процессу, штучка может выйти посильнее фаустпатрона.

Оффтоп. Нечаянно подслушал, пока писал пост. Девушка в отделе говорит по телефону с парикмахером. "Ты сегодня свободна? А то я так обросла, что ходить не могу".
Facepalm

(no subject)

Не смог не потырить у Жени Смирнова, о котором могу сказать только самое лучшее :)

Эту историю мне рассказал Ровшан Аскеров, а ему Александр Друзь. Дочери Друзя как-то заспорили, ну, и спросили отца — считается слово "мудак" матерным или нет?
     — У нас есть Двинятин, — отмахнулся Друзь. — Он филолог, к нему и приставайте.
     Федора Двинятина под рукой не оказалось, и дискуссия сошла на нет. Спустя сколько-то там времени они — именно в таком составе, Друзь, две его дочери и Двинятин — ехали поездом на какое-то "Что? Где? Когда?" в одном купе. Зашли, стали рассовывать вещи. Двинятин закинул сумку на багажную полку. Сумка свалилась. Он подхватил ее, запихнул обратно. Сумка свалилась... Когда сумка упала на Двинятина в третий раз, Инна Друзь безо всякой задней мысли воскликнула:
     — Кстати, Федор Никитич! Давно хотела вас спросить: "мудак" это матерное слово?


Утерев остатнюю слезу смеха, я решил поделиться не менее прекрасными Друзями с друзьями. Рассказал Джаник. Когда-то давным-давно, даже и не в этом тысячелетии вовсе, принимал он участие в чемпионате СНГ по брейн-рингу среди молодежи. Тут же соревновались и взрослые знатоки, и юнцы, как водится, с благоговением внимали мудрости старших коллег. А вел все это действо Андрей Козлов, который, надо заметить, царил на игровой арене, не взирая на чины и звания. Заочное знакомство Джаника с Друзем произошло в останкинском коридоре. Он в компании старшей дочери Инны шел куда-то по своим знаточьим делам со съемок очередного брейн-ринга, но вдруг остановился перед дверью в студию, где велась запись передачи «Про это». Джаник с вышеупомянутым благоговением ожидал, что же скажет магистр, и тот не подкачал. Не отрывая задумчивого взора от «проэтовской» двери, мэтр разверз уста:
- Давай зайдем, Инна, - предложил Александр Абрамович. – Расскажем, как нас поимел Козлов.

Еще игра

(no subject)

Вдогонку ин адванс. Однажды, заполняя миграционную карточку при въезде в Российскую Федерацию, Джанегъ «Звезда» Фараджуллаев в графе «Отчество» написал «Азербайджан». Ну очитался он. Подумал, что это слово «отечество». Этакие пафосные в Расее таможенники, знаете ли. Джаника впоследствии еще долго величали «Азербайджан оглу» («Азербайджановичем»).
А я вот совершенно случайно обнаружил анкету, заполненную неким претендентом на высокое звание дизайнера в нашей компании. В графе «рекомендации» оный написал: «Вам надо вывеску повесить». Сижу ржу.